Howlin’ Wolf (Chester Arthur Burnett), 1910—1976

Родился 10 июня 1910 года в Вест-Пойнте, Миссисипи. Умер 10 января 1976 года в Хайнсе, Иллинойс.

За всю историю блюза не было никого похожего на Хаулина Вульфа. Шесть футов три дюйма роста и около трехсот фунтов веса в дни своего расцвета, он был той основной силой музыки, которая доводит ее до завершения. Роберт Джонсон был, может быть, более лиричным, Мадди Уотерс – более солидным, а Би-Би Кинг, без сомнения, техничнее, но не было никого, кто мог бы сравниться с ним в исключительной способности встряхнуть до основания концертное помещение, сводя при этом слушателей с ума.

Он родился в Вест-Пойнте, штат Миссисипи, и был назван в честь 21-го президента США. Его отец был фермером и Вульф занимался сельским трудом до своего 18-го дня рождения, пока случайная встреча с Чарли Паттоном не изменила его жизнь навсегда. Хотя он никогда не вникал в тонкости сложной гитарной техники Паттона, два основных компонента Вульфовского стиля (неподражаемый Паттоновский рычащий вокал и тяга к куражу) были заимствованы непосредственно у мастера блюза Дельты. Основным источником мощного и ритмичного стиля вульфовской гармошки стал Алек «Райс» Миллер (Сонни Бой Уильямсон), который женился на его единокровной сестре, Мери, и преподал ему основы игры на гармонике.

Выступать, копируя Паттона, Вульф начал в начале 30-х годов, однако некоторые относят это к концу десятилетия, когда он лабал по кабакам, с гармошкой на холдере и одной из первых электрогитар, которую кто-либо когда-либо видел.

После четырехлетней службы в армии он осел в Вест-Мемфисе, Арканзас, где занялся фермерством, поигрывая по выходным, и тут его карьера началась всерьез.

К 1948 году он уже зарекомендовал себя на радио. В результате он неплохо засветился, что привело к тому, что у него было свое 15-минутное радиошоу на канале KWEM в Вест-Мемфисе, представляющее его домашние блюзы и зарисовки из сельской жизни. Но изменения в вульфовском саунде, которые потом перевернут все, начинались, когда слушатели настраивались на его шоу, они слышали без пяти минут электрический звук.

Вульф собрал свою первую группу опираясь на взрывную гитару Вилли Джонсона, который благодаря своей агрессивной манере игры не только прекрасно оформил вульфовский звук, но и сильно прибавил ему стремительности и агрессии. В любом случае, на ранних этапах успешной карьеры Вульфа роль Вилли Джонсона трудно переоценить.

Вульф начал записываться в 1951-м году, когда его услышал Сэм Филипс в утреннем радиошоу. Музыка Вульфа, записанная в студии «Memphis Recording Service» звучала очень страстно и имела свою изюминку, поэтому Филипс показал эти записи братьями Бихари в Лос-Анджелесе и Леонарду Чессу в Чикаго. Неожиданно Вульф появился в на верхушке ритм-н-блюзовых хит-парадов с двумя хитами и двумя звукозаписывающими компаниями, вырывающими друг у друга право н контракт с ним. В конце концов победили «Чесс» и вспоминая те времена, Вульф скажет: «У меня была машина за 4 тысячи долларов и $3900 в кармане, я единственный, кто приехал из Миссисипи как джентльмен». Это было зимой 1953 года, и тогда его новым домом стал Чикаго.

Когда на следующий год Вульф начал работать в студиях «Чесс», его мемфисская агрессивность стала заменяться чикагским фоновым ритмом с небольшим добавлением духовых.

Хьюберт Самлин дольше всех был музыкальным партнером Вульфа. Первый раз он появился на сессиях 1954-го года в качестве ритм-гитариста, и в течение нескольких лет его манера полностью сформировалась, так что в начале 1958-го года он взял на себя роль лид-гитариста. В том, что может быть названо не иначе как «угловой атакой» Самлин почти не подыгрывал Вульфу аккордами, нередко играя соло прямо поверх Вульфовского вокала, демонстрируя дикие пассажи вверх и вниз по грифу и акцентируя отдельные ноты. Если Вилли Джонсон просто был вторым голосом в ранних записях Вульфа, то Самлин шел с ним по жизни до самого конца.

К 1956 году Вульф снова был в ритм-н-блюзовых чартах с хитами «Evil» и «Smokestack Lightnin’». Он по-прежнему привлекал внимание в чикагских кругах. Его пластинки редко появлялись в национальных хит-парадах, но при этом хорошо продавались на юге. Но к 1960 году Хаулин Вульф объединил усилия штатным автором «Чесс» Вилли Диксоном, и в течение последующих пяти лет он не записывал почти ничего кроме песен, написанных Диксоном. Волшебная комбинация голоса Вульфа, гитары Самлина и мелодий Диксона привели 50-летнего блюзмена в следующее десятилетие к процветанию. В середине 60-х он регулярно выступал в Европе, а “Smokestack Lightnin’” стал хитом №1 в Англии, спустя 8 лет после американского издания. Конечно, в список лучших достижений Вульфа обязательно нужно вписать «I Ain’t Superstitious», «The Red Rooster», «Shake for Me», «Back Door Man», «Spoonful» и «Wang Dang Doodle», все композиции Диксона. В то время как все они, в конечном счете, стали стандартами чикагского блюза, рок-группы всего мира стали охотиться за каталогами «Чесс», что бы им это не стоило. Одними из них были “The Rolling Stones”, чья версия “The Red Rooster” стала хитом №1 в Англии. На пике «британского вторжения» «Стоунз» приехали в Америку для выступления в шоу на канале ABC-TV. Они согласились выступить там только при условии, что Вульф будет присутствовать в качестве особого гостя. С “Rolling Stones”, сидящими у его ног, Вульф исполнил ураганную версию “How Many More Years”, и это стало его теливизионным дебютом перед аудиторией в несколько миллионов человек. Вульф никогда не забывал, с каким уважением “Стоунз” относились к нему и всегда хорошо отзывался о них до конца своих дней.

Диксон и Вульф прекратили совместную работу в 1964-м году и Вульф вурнулся в студию, чтобы записывать свои собственные вещи. Одной из классических композиций тех времен является “Killing Floor”, потроенная на современном бите и броском гитарном риффе, который сыграл Самлин, достаточно броском, чтобы его подхватили “Led Zeppelin” и использовали в своих ранних альбомах, переделав его на свой лад, так же, как до этго они сделали множество блюзовых стандартов. К концу десятилетия песни Вульфа были записаны различными исполнгителями, включая “Doors”, “The Electric Flag”, “The Blues Project”, “Cream” и Джеффа Бека. Результатом появления этих кавер-версий стало запоздалое признание Вульфа среди белой молодежи, благодаря чему “Chess” засадили его в студию для записи психоделического альбома, одного из худших его творений. Последний большой успех пришел к нему, когда “Chess” в 1970-м году отправили его в Англию, чтобы осуществить тогдашнюю идею “London Sessions” – записать его с Эриком Клэптоном и другими британскими звездами. Здоровье Вульфа оставляло желать лучшего, однако запись получилась на порядок лучше более ранних попыток модернизировать его звук для молодежи.

В 70-х годах появилось ощущение конца пути. К этому времени Вульф был уже тяжело болен, он перенес множество сердечных приступов, у него были повреждены почки – результат автомобильной катастрофы, когда его выбросило через лобовое стекло. Руководитель его группы, Эдди Шив, поставил ему жесткие нормы – не более полудюжины песен за один раз. Однако, былой огонь все еще горел, хорошо заметный в последних записях и на живых выступлениях, Вульф по прежнему мог трогать сердца и потрясать умы. В 1976-м году он лег на операцию в больницу Администрации Ветеранов, однако не пережил ее и умер 10 января того же года.

Он не остался непризнанным. В Чикагском парке была установлена его статуя в натуральную величину, Эдди Шив хранил память его музыки, продолжая работать с его группой “The Wolf Gang” в течении нескольких лет. Его именем был назван центр детского образования в Чикаго, а в 1980-м он был избран в Основатели Зала Славы Блюза. В 1991-м его зачислили в Зал Славы Рока. Через пару лет в США была выпущена почтовая марка с его портретом. Весь отснятый материал его выступлений сейчас доступен на компакт-диске. Сейчас Хаулин Вульф – часть американской истории.

Добавить комментарий